Психология и Психоанализ


главная     о проекте     консультация


           

Артериосклероз и старческое слабоумие: лечение

(из истории психиатрии)   

    Заболевания мозга, о которых мы говорили на последних лекциях, объяснялись определенной, извне проникшей в тело причиной. Сегодня мы займемся расстройствами, которые хотя и обнаруживают много сходных черт, однако имеют совершенно другую этиологию. Как вы с первого взгляда видите, 58-ми летняя крестьянка, которая входит волоча ноги, парализована с правой стороны. Рука в согнутом положении, тесно прижата к телу, кисть висит, цианотична несколько отечна и холодна на ощупь. При пассивных движениях вы ясно замечаете сильное напряжение в слегка согнутых пальцах; только применяя известную силу, удается их выпрямить, при вытяжении руки тоже замечается легкое сопротивление. Больная сама в состоянии делать только небольшие слабые движения пальцами и рукой. Правая нога при хождении слегка приволакивается. Чувствительность к прикосновению и уколам булавкой справа сильно понижена, но оказывается и слева слегка притуплённой во всяком случае больная не делает защитных движений. Коленный рефлекс слева сохранен, справа повышен; здесь есть и небольшой клонус стопы. Движения глаз, зрачки и глазное дно не представляют никаких болезненных изменений. Пульс довольно полон и жёсток.

     Более тщательное исследование здоровья и состояния больной очень затрудняется тем, что она совершенно афазична. Единственные слова, которые она в состоянии произносить и постоянно повторяет это: “Я хочу в постель”. Удается, однако, показать, что она понимает простую речь. Просьбу дать руку, показать язык она обыкновенно исполняет, хотя и очень медленно и тяжело. При этом она обнаруживает склонность повторять одно и то же движение, хотя бы ее после просили о другом. Только постепенно она овладевает новой задачей. Сложных требований она, по-видимому, совсем не понимает. Она еще делает слабую попытку на просьбу подать парализованную руку, но совершенно не знает, что делать, когда ее просят Левой рукой взяться за правое ухо. Она, может быть, высунет тогда язык, или закроет глаза, или сделает какие-нибудь другие попытки неправильных движений.

     Конечно, врачу трудно на первых порах сказать, обусловливается ли это поведение неспособностью целесообразно производить правильно задуманные движения, т. е. парапраксией, или недостаточным пониманием требования. В пользу первого толкования говорит, может быть, то наблюдение, что больная при перемене требования сначала безусловно склонна повторить прежнее движение, но потом исправляется. С другой стороны, при, правда очень минимальных, самостоятельных волевых движениях больной не бросалось в глаза, чтобы ей доставляло особенные затруднения приводить в исполнение свои намерения или чтобы она делала нечто неправильное.

     Но далее удается с несомненностью показать, что на самом деле понимание слов у нее пострадало. Если ей показать две различных монеты и попросить взять большую по величине или по ценности, то смысл требования, очевидно, остается для нее совершенно неясным. Она берет то одну, то другую в руку, снова кладет их и вопросительно смотрит на врача, не понимая, чего от нее хотят. Если, однако, сам предмет имеет в себе нечто, что позволяет угадывать наше намерение, то задача исполняется ею без долгого колебания. Так, ключом она делает движение отмыкания, коробку спичек она открывает и вынимает спичку, хотя это с одной рукой представляет для нее довольно большое затруднение, нож она открывает даже при помощи зубов. Врача, которого она случайно знала раньше, она очень живо приветствовала и поняла, что говорят о нем, когда ее попросили найти его в толпе окружающих. И сейчас она на мой вопрос легко находит врача своего отделения и несколько раз приветливо кивает ему головой, усердно бормоча при этом свою однообразную фразу.

     Из этих наблюдений медицина и психиатрия должны заключить, что больная в общем довольно хорошо воспринимает и применяет получаемые впечатления; она лишь недостаточно понимает обращенные к ней слова. Таким образом, рядом с полной неспособностью говорить существует и довольно высокая степень словесной глухоты. Больная не обнаруживает особенно заметной окраски настроения она в общем равнодушна, мало интересуется окружающим, много спит. Если на нее обращают много внимания, то она становится приветливой, если оставить ее без внимания, то она плачет, так было, напр., когда один раз забыли вывести ее вместе с другими больными в сад. Желаний или страха она не выражает; возбуждений не замечалось. Поведение ее совершенно правильно, она опрятна, ест сама, здоровается с врачом, охотно исполняет предписания.

     За 4 месяца, как больная у нас, ее телесное и душевное состояние в существенном не изменилось, несмотря на лекарства; только вначале она была неопрятна, ее приходилось кормить, она казалась слабоумней, чем сейчас. Это течение с самого начала говорить против предположения о паралитическом заболевании, так как наблюдаемые в тех случаях очаговые явления, за редкими исключениями, обыкновенно очень быстро сглаживаются. Мы вынуждены поэтому принять, что здесь, вероятно, имело место более ограниченное разрушение коры в области островка, которое распространилось с одной стороны на третью мозговую извилину, а с другой на височную долю. На самом деле больная перенесла два удара, первый — легкий — восемь месяцев тому назад, второй — три недели, спустя и не получала никакого лечения. После первого она еще в состоянии была исполнять свои домашние работы; после второго наступил сильный паралич правой руки и потеря речи. Вместе с тем больная перестала спать, стала тревожна, спутана, возбуждена, хотела лишить себя жизни и однажды даже бросилась в реку, но сама же вышла назад. До, того она, говорят, всегда была здорова и жизнерадостна, в молодости у нее был незаконный ребенок. Ее бабушка была душевнобольна.

 

Другие статьи о психоанализе   1   2

   


    психологическая помощь консультация и помощь психолога (Москва), депрессия: психоанализ и лечение, психотерапевт: психологическая консультация.

   Тренинговая компания "Бизнес Партнер" – бизнес тренинги, тренинги для руководителей, корпоративные тренинги, обучение и развитие персонала

    психологическая помощь  Кабинет психолога, психотерапевта, психоаналитика (Москва) - Психологическая консультация. Психотерапия (депрессия, невроз, фобия). Психоанализ.